Епископ Тамбовский и Мичуринский Феoдосий

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий) и актуальные вопросы медицинской этики

(Речь епископа Тамбовского и Мичуринского Феодосия, больница имени архиепископа Луки, 27 апреля 2007 года, г. Тамбов)

27 апреля — день рождения святителя Луки (Валентина Феликсовича Войно-Ясенецкого). Этот день в последние годы отмечается не только верующими Русской Православной Церкви, но и медицинской общественностью, всеми почитателями таланта архиепископа Луки.

Святитель Лука известен как хирург, выдающийся ученый, профессор медицины, автор фундаментальных трудов — «Регионарная анестезия», «Очерки гнойной хирургии», «Поздние резекции инфицированных огнестрельных ранений суставов» и ряда других научных работ.
Народом Божиим архиепископ Лука почитается как исповедник христианской веры, поборник чистоты Православия, яркий проповедник. Его перу принадлежат многочисленные проповеди и такие труды, как «Дух, душа и тело», «Наука и религия», «Я полюбил страдание» и другие.
Живя в эпоху разрушения традиционной православной веры и культуры, врач Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий, подобно древним святым мученикам, проявил ревностное стояние за истину Христову. Невзирая на трудные для жизни Церкви годы, он, являясь известным хирургом, принял сан священника, а затем крест архиерейского служения. Святитель Лука плодотворно трудился, совмещая церковное служение с медицинской деятельностью. Его научные работы имели огромное значение для практикующих врачей, особенно во время Великой Отечественной войны.

«Исповедническая жизнь и труды святителя Луки имеют важное значение для миссии Церкви в современном мире, — отмечал в своем послании к Международной духовно-медицинской конференции «Дух, душа и тело» Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. — Духовно дезориентированное общество, отравленное пропагандой безбожия и порока, нуждается ныне в примере жизненного пути человека, подвижника веры и науки, объединившего в себе высокие духовные дарования и глубокую образованность, талант врача и педагога». Жизнь святителя Луки заставляет нас задуматься о том, насколько совместимы служение Богу и медицине, по-новому взглянуть на этические проблемы, стоящие перед современным здравоохранением. Опыт архиепископа Луки свидетельствует, что медицина является тем поприщем, на котором христианин может реализовать данные ему Богом таланты.

Священное Писание и Святые Отцы христианской Церкви говорят о значимости труда врача и онтологическом смысле этой профессии. Еще в Ветхом Завете, в книге Премудрости Иисуса, сына Сирахова, о врачах говорится подробно и с большой похвалой (Сир. 38,1-14). В Новом Завете упоминается, что один из учеников Господа Иисуса Христа, святой апостол и евангелист Лука, был врачом. Причем, как это видно из посланий святого апостола Павла (Кол. 4,14), он совмещал апостольское служение с врачебной практикой. Сам Христос Спаситель, объясняя Свое милосердие к кающимся грешникам, говорил: «Не здоровые имеют нужду во враче, но больные» (Мф. 9,12). Сравнение с врачом здесь отнюдь не случайно: согласно традиции православного святоотеческого богословия, образ Христа именно как Врача, исцеляющего пораженное болезнью греха человеческое естество, является одним из наиболее точных и глубоких выражений сущности Его мессианского подвига. Святым отцам, размышлявшим о значении врачевания, было чуждо категорическое неприятие медицинской помощи, характерное для некоторых современных сектантов. В частности, святитель Василий Великий, в противовес псевдорелигиозному фанатизму, изложил следующий взгляд на врачебную практику: «Как не нужно вообще избегать врачебного искусства, так нецелесообразно возлагать на него всю свою надежду. Но как пользуемся искусством земледелия, а плодов просим у Господа, … так, вводя к себе врача, … не отступаемся от упования на Бога».

Христианство рассматривало профессию врача как самоотверженный труд, основанный на любви к Богу и ближнему. В истории древней христианской Церкви мы встречаем обилие святых целителей-бессребреников, таких как Кир и Иоанн, Косма и Дамиан, целитель Пантелеимон и многие другие, что позволяет нам предположить существование в раннем христианстве подвига безвозмездной врачебной помощи. Лучшие представители древней медицины, причисленные к лику святых, явили собой образ бессребреников и чудотворцев, прославленных не только потому, что часто завершали свою жизнь мученической кончиной, но и за принятие врачебного призвания как христианского долга милосердия.

С первых веков христианства в профессиональной врачебной этике «краеугольным камнем» отношений между врачом и пациентом стало Евангелие. С принятием христианства в Римской империи появились первые больницы, приюты для сирот, бездомных и странников, лечебницы для инвалидов и прокаженных, что было новшеством в истории. Глубоко сострадательным стало отношение врача к пациенту, ибо врач-христианин стремился исполнить заповедь Христа о любви. «Врач, если верующий, то он как апостол», — говорил преподобный Лаврентий Черниговский.
Социально-философскому осмыслению врачебной деятельности должное внимание уделяли русские религиозные мыслители. Проникновенные строки о жертвенном труде врача есть у выдающегося православного философа XX-го века И.А. Ильина: «Деятельность врача есть дело служения, а не дело дохода; а в обхождении с больными — это есть не обобщающее, а индивидуализирующее рассмотрение… Служение врача есть служение любви и сострадания: он призван любовно обходиться с больным. Если этого нет, то нет главного двигателя, нет «души» и «сердца». Тогда все вырождается, и врачебная практика становится отвлеченным «подведением» больного под абстрактные понятия болезни (morbus) и лекарства (medicamentum)… Врач и пациент суть духовные существа, которые должны совместно направить судьбу страдающего духовного человека. Только при таком понимании они найдут верную дорогу».

Святитель Лука своей жизнью показал высокий идеал медицинского служения, когда врачом движет вера во Христа и в то, что человек является творением Божиим. Главным стремлением верующего врача в его работе становится забота о ближнем. В каждой строчке «Очерков гнойной хирургии» ярко выражен христианский подход врача к больному, любовь к человеку как образу и подобию Божию. «Для хирурга не должно быть «случая», а только живой страдающий человек», — всегда подчеркивал Владыка. В медицинской практике святителя Луки отчетливо видны примеры такого отношения к больному. В труде «Дух, душа и тело», который святитель начал писать еще в 20-х годах прошлого столетия, будучи только хирургом, он предлагает своим коллегам прекрасное обоснование отеческого подхода к больному. Он выделяет три важных фактора, имеющих непосредственное отношение к выздоровлению пациента.

Первый — это значение принципа доверия к врачу. Понимание такого доверия как элемента терапии непосредственно связано с раскрытием понятия веры в учении Церкви. «Вера … есть осуществление ожидаемого», — говорит святой апостол Павел (Евр. 11,1). Далее он пишет о силе веры ветхозаветных пророков, которые «верою побеждали царства, творили правду, получали обетования, заграждали уста львов, угашали силу огня, избегали острия меча, укреплялись от немощи…» (Евр. 12,33-34). Евангелист Марк передает слова Спасителя о силе веры: «Имейте веру Божию, ибо истинно говорю вам, если кто скажет горе сей, поднимись и ввергнись в море, и не усомнится в сердце своем, но поверит, что сбудется по словам его — будет ему, что ни скажет» (Мк. 11,23). Врач обязан заслужить доверие больного и посеять в его сознании веру, поскольку, как говорит святитель Лука, «доверие или недоверие врачу… определяет исход болезни».

Второй фактор — это вопрос формирования доверия пациента к врачу. Отвечая на него, Владыка обращается к учению о центральной нервной системе. Святитель пишет: «Физиологи вполне выяснили зависимость психических актов и состояний от нормальных процессов или патологических функций нервной системы вообще. Причем центральная нервная система главенствует над всеми соматическими процессами, определяет и направляет работу всех органов, их рост и трофическое состояние, могущественно воздействует на течение физиологических процессов. … Головному мозгу приписываются психические функции. Разделение при этом низших и высших функций лишь фиксирует господство последних над всеми прочими. Поэтому мы вправе считать все воздействия центральной нервной системы на органы и ткани психическими воздействиями». И самая главная мысль: «Если несомненно, что соматические процессы в значительной степени определяют течение психических процессов, то столь же несомненно, что необходимо признать и психическое воздействие на все соматические процессы в организме». Святитель Лука утверждает, что «психика больного имеет могущественное влияние на течение болезни, а надежда на исцеление или депрессия влияют на ее исход». Врач может неосторожными разговорами в присутствии больного о серьезности его болезни вызвать ее обострение или даже смерть пациента. Владыка с позиции православного архипастыря выражает несогласие с утверждением о соматической зависимости психики.

И, наконец, третий фактор — непосредственное участие самого врача в формировании доверия к нему у пациента. «Психотерапия, — пишет он, — состоящая в словесном, вернее, духовном воздействии врача на больного — общепризнанный, часто дающий прекрасные результаты метод лечения многих болезней». Святитель Лука полагает, что психотерапевтическая задача — функция врача. Ее особенность состоит в том, что она нравственна и связана с желанием помогать немощным, нездоровым людям. Таким образом, профессия врача непосредственно связана с понятиями «доброделание» и «добродетель», о которых святой Максим Исповедник пишет так: «Всякая добродетель безначальна, и время не предшествует ей, поскольку она имеет от вечности своим Родителем единственнейшего Бога».

Между тем, современная медицинская философия и практика во многом расходятся с представлением святителя Луки о профессии врача как о «доброделании». Мир высокоразвитых стран, достигших в наше время снижения смертности, увеличения продолжительности жизни, успеха в лечении болезней и реанимации, столкнулся с проблемами снижения рождаемости, бесплодия, жизнеобеспечения пожилых людей, эвтаназии, убийства младенцев во чреве матери. Мир этих стран дал человечеству зависимость от информационных технологий, навязывание либеральных социальных стандартов образа жизни, низкопробные эталоны безнравственной культуры и искусства, индивидуализм, потребительство, сомнительные права на рождение ребенка желаемого пола, на изменение тела и внешности, на однополые отношения. Эти проблемы в той или иной мере коснулись и нашего государства. Между тем, согласно учению Церкви, в основе болезней лежит грех. Несколько лет назад группа православных московских врачей занималась исследовани-вания, заграждали уста львов, угашали силу огня, избегали острия меча, укреплялись от немощи…» (Евр. 12,33-34). Евангелист Марк передает слова Спасителя о силе веры: «Имейте веру Божию, ибо истинно говорю вам, если кто скажет горе сей, поднимись и ввергнись в море, и не усомнится в сердце своем, но поверит, что сбудется по словам его — будет ему, что ни скажет» (Мк. 11,23). Врач обязан заслужить доверие больного и посеять в его сознании веру, поскольку, как говорит святитель Лука, «доверие или недоверие врачу… определяет исход болезни». Второй фактор — это вопрос формирования доверия пациента к врачу. Отвечая на него, Владыка обращается к учению о центральной нервной системе. Святитель пишет: «Физиологи вполне выяснили зависимость психических актов и состояний от нормальных процессов или патологических функций нервной системы вообще. Причем центральная нервная система главенствует над всеми соматическими процессами, определяет и направляет работу всех органов, их рост и трофическое состояние, могущественно воздействует на течение физиологических процессов. … Головному мозгу приписываются психические функции. Разделение при этом низших и высших функций лишь фиксирует господство последних над всеми прочими. Поэтому мы вправе считать все воздействия центральной нервной системы на органы и ткани психическими воздействиями». И самая главная мысль: «Если несомненно, что соматические процессы в значительной степени определяют течение психических процессов, то столь же несомненно, что необходимо признать и психическое воздействие на все соматические процессы в организме». Святитель Лука утверждает, что «психика больного имеет могущественное влияние на течение болезни, а надежда на исцеление или депрессия влияют на ее исход». Врач может неосторожными разговорами в присутствии больного о серьезности его болезни вызвать ее обострение или даже смерть пациента. Владыка с позиции православного архипастыря выражает несогласие с утверждением о соматической зависимости психики. И, наконец, третий фактор — непосредственное участие самого врача в формировании доверия к нему у пациента. «Психотерапия, — пишет он, — состоящая в словесном, вернее, духовном воздействии врача на больного — общепризнанный, часто дающий прекрасные результаты метод лечения многих болезней». Святитель Лука полагает, что психотерапевтическая задача — функция врача. Ее особенность состоит в том, что она нравственна и связана с желанием помогать немощным, нездоровым людям. Таким образом, профессия врача непосредственно связана с понятиями «доброделание» и «добродетель», о которых святой Максим Исповедник пишет так: «Всякая добродетель безначальна, и время не предшествует ей, поскольку она имеет от вечности своим Родителем единственнейшего Бога». Между тем, современная медицинская философия и практика во многом расходятся с представлением святителя Луки о профессии врача как о «доброделании».

Мир высокоразвитых стран, достигших в наше время снижения смертности, увеличения продолжительности жизни, успеха в лечении болезней и реанимации, столкнулся с проблемами снижения рождаемости, бесплодия, жизнеобеспечения пожилых людей, эвтаназии, убийства младенцев во чреве матери. Мир этих стран дал человечеству зависимость от информационных технологий, навязывание либеральных социальных стандартов образа жизни, низкопробные эталоны безнравственной культуры и искусства, индивидуализм, потребительство, сомнительные права на рождение ребенка желаемого пола, на изменение тела и внешности, на однополые отношения. Эти проблемы в той или иной мере коснулись и нашего государства. Между тем, согласно учению Церкви, в основе болезней лежит грех. Несколько лет назад группа православных московских врачей занималась исследовании ем взаимосвязи основных групп заболеваний с человеческими пороками и страстями. Полученные данные нашли подтверждение в творениях святых отцов. С позиций святоотеческого учения, в болезнях человек меньше грешит, чаще задумывается о смысле жизни. Как пишет святитель Игнатий (Брянчанинов), «одр болезни часто бывает местом богопознания». Мужественное перенесение болезней формирует в человеке такие качества, как терпение, сострадание к другим, терпящим скорби, милосердие и другие добродетели. Болезнь подвигает человека на молитву, на обращение к Тому, Кто «живит и мертвит, наказует и милует, низводит и возводит» ко Всемогущему Богу. «В болезнях прежде врачей и лекарств нужно прибегать к молитве», — говорит преподобный Нил Синайский. А святой Иоанн Лествичник учит, что болезни, как правило, посылаются человеку для очищения согрешений, а иногда «чтобы смирить возношение». Святые отцы и учители Церкви считали, что при правильном отношении к болезни, она приносит несомненную пользу для души.

Падение нравственности в общественной жизни наносит глубокую травму уму и душе современного человека. Аморальные поступки порой, к сожалению, оправдываются и воспринимаются чуть ли ни как норма жизни и поведения. С этим все чаще сталкивается современная медицинская наука и практика. Убежден, что в медицинской этике не могут возобладать только либеральноконструктивные модели взаимоотношений врач — пациент, но она должна остаться под покровом христианской нравственности. Для того чтобы не было причинено духовного вреда человеку и обществу современным уровнем развития медицины и биоэтики, необходим совместный творческий поиск решения имеющихся проблем и взаимодействие Православной Церкви и медицины. Биомедицинская этика, как наука, опираясь на христианское целомудрие, может стать сокровищницей профессиональной мудрости. Следует осознать, что попирание человечеством законов бытия неизбежно приведет мир к социальным катаклизмам. Биомедицинская наука обязана прислушаться к голосу Церкви и одухотворить свои деяния. Точно так же и практическая медицина должна отозваться на просьбы и пожелания пациентов и медицинских работников и предоставить священникам широкую возможность по духовномуокормлению учреждений здравоохранения.

Медицинская наука и практика могут и должны тесно взаимодействовать с Церковью, ибо объектом их пристального внимания является духовное и телесное здоровье человека, который лишь непродолжительное время проживает на Земле, но призван наследовать вечное небесное Царство. В наш век, когда, к глубокому сожалению, силы зла и безнравственности часто очень цинично действуют именно в медицинской области, хотелось бы особо отметить, что любовь, милосердие, самоотверженность и умение врача подчинить себя интересам больного — это не только заслуживающие уважения свойства личности каждого доктора, но, прежде всего, свидетельство его профессионализма. Такими врачами или докторами от Бога были светила отечественной медицины — Николай Иванович Пирогов, Владимир Петрович Филатов и многие другие. Особое место среди них принадлежит святителю-хирургу Луке (Войно-Ясенецкому). Полагаю, что всем «людям в белых халатах» для того, чтобы стать признанными мастерами в медицинском сообществе, снискать уважение своей безупречной медицинской этикой и достичь больших профессиональных высот, следует прислушаться к его высказыванию, которое звучит, как наказ: «Откроем широко сердца свои перед Божественной правдой, но будем служить и правде земной, чем можем».

Доклад опубликован в журнале «Тамбовские епархиальные вести», № 3, 2008.

Comments are closed.