Епископ Тамбовский и Мичуринский Феoдосий

Духовно-нравственные основы творчества Ф.М. Достоевского

Доклад епископа Тамбовского и Мичуринского Феодосия на второй международной научной конференции «Славянский мир: духовные традиции и словесность», 17 мая 2011 года, г. Тамбов.

Феодор Михайлович Достоевский – великий русский писатель, проникший в самые сокровенные глубины человека, необычайно ярко и талантливо описавший сложные и важные вопросы смысла жизни, бытия Бога, соотношения между человеческой свободой и Божественным правосудием. Русская религиозная философская мысль XX века во многом исходила из философских идей, религиозных взглядов и мировоззренческих вопросов, осмысленных Достоевским. Писатель противопоставлял воинствующему атеизму, насаждавшемуся среди русской интеллигенции сторонниками либерализма и коммунизма, русскую идею «единения во имя Христово».

В своих произведениях писатель подробно рассматривал глобальные для человека темы: что такое добро и зло; какова природа человека: он «зверь» или «образ Божий»; в чем состоит сущность и назначение человеческой жизни; как преобразовать мир на основах духовности, нравственности, уважения личности; как соединить в нераздельное целое справедливость, законность, правосудие. Ответы на эти и многие другие вопросы, издавна волнующие человека, выдающийся писатель и мыслитель оставил в своих произведениях, которые могут восприниматься как ценный дар человечеству для понимания Евангельских заповедей о духовном совершенствовании.

Интерес к Достоевскому в наше время возрастает. Ведущие университеты мира основательно изучают творчество русского классика не только на факультетах филологии, но и философии, психологии, юриспруденции, социологии, смежных дисциплин. В своем Отечестве писатель, особенно в советские годы пренебрежительно-циничного отношения к исконным идеалам и традиционным ценностям, не был в полной мере востребован. В современной России его труды и идеи вновь возвращаются в нашу жизнь с периферии общественного сознания. Освоение открытий Достоевского в области таких понятий, как душа и дух, человек и мир, государство и право, способно принести не умозрительные, а практические, насущные результаты для создания прочного духовно-нравственного фундамента современной жизни.

Философская система писателя основывалась на его глубокой религиозности. До конца своих дней Феодор Михайлович оставался верующим человеком и православным христианином. Духовность, воскресение, нравственное возрождение человека – это доминанта практически всех творческих исследований мыслителя [1]. В его произведениях отражена одна из главных тем русской интеллигенции XIX века – тема о бытии Бога. Он сильно переживал трагизм существования человека без Бога. Духовная жажда, искание Бога и Правды Его являлись смыслом его жизни. Достоевский искал Правду не как некую отвлеченную философскую истину, большей частью ни к чему не обязывающую, но Правду вечную, которая воплощается в жизни и сохраняет человека от духовной смерти. В романе «Братья Карамазовы» Феодор Михайлович говорит: «Если Бога нет, то все позволено», то есть, если Бога нет, то нет абсолютной шкалы нравственных ценностей. В таком случае высокие нравственные нормы становятся относительными, а значит, необязательными для исполнения, бессмысленными. Если Бога нет, то нет и смысла жизни.

Вера в Бога неотделима у Достоевского от веры в бессмертие человеческой души. В романе «Бесы» Степан Трофимович Верховенский говорит: «Мое бессмертие уже потому необходимо, что Бог не захочет сделать неправды и погасить совсем огонь раз возгоревшейся к Нему любви в моем сердце… Если есть Бог, то и я бессмертен! Вот мой символ веры» [2]. Вера в бессмертие души у мыслителя органично связана с ее вечным спасением [3]. Вера – это «необходимая основа нормального существования человечества … и самое бессмертие души человеческой существует несомненно» [4].

Но если Бог есть, почему в мире столько зла? Этот вопрос Достоевский пытается разрешить на страницах своих романов. Ответ он формулирует, исходя из важнейшего положения христианства о том, что Бог сотворил человека свободной личностью, которая всегда свободно может сделать выбор в пользу добра или зла. Вспомним Легенду о Великом Инквизиторе. Инквизитор обвиняет Христа в том, что в пустыне Он не принял предложение диавола превратить камни в хлеб и, тем самым, дать людям материальный повод следовать за ним: «Ты не захотел лишить человека свободы и отверг предложение, ибо какая же свобода, рассудил Ты, если послушание куплено хлебами?» [5] Свобода – величайший дар, данный человеку Богом, Который ждет от него не механического повиновения, а свободно-сыновнего послушания любви. Осознавая это, Достоевский говорил: «Я не хочу такого общества, в котором я не мог бы совершить преступления, но такого, в котором я, даже и имея право совершить любое преступление, сам не хотел бы его сделать» [6]. Апостол Павел так пишет о свободе: «Все мне позволительно, но не все полезно» (1Кор. 6, 12). Господь утвердил эту свободу, говоря: «Если кто хочет идти за Мною…возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мф. 16, 24). Человек сам должен избрать направление своей жизни. Если он отклоняется от пути добра, в этом нельзя винить ни среду обитания или общество, ни тем более Бога. «Вопрос о свободе человека стоит в самом центре миросозерцания Достоевского» [7], ведь отсюда и признание долга, и строгие нравственные запросы, и чувство ответственности за совершенные поступки. Для него человек, как существо свободное, может вступить на путь вражды, а может свободно объять своею любовью каждого человека и весь мир.

Достоевского-христианина волновала проблема спасения души грешника. Он рассматривал страдание не только как заслуженное человеком наказание (Гал. 6, 7), но и как необходимость, ведущую к очищению души. Дмитрий Карамазов после первого допроса с волнением говорит: «…Страдать хочу и страданием очищусь! Ведь, может быть, и очищусь, господа, а?» [8]. Не искупленный покаянием и страданием тяжкий грех может привести к духовной смерти и самоубийству. Трагические судьбы литературных героев –Свидригайлова, Ставрогина, Смердякова – убедительное тому подтверждение. Человек, ведущий греховный образ жизни, по-настоящему не может быть счастлив (Рим. 2, 9), поскольку всякий грех в самом себе заключает наказание.

Актуальными являются и рассуждения писателя о мироустройстве. «Беспорядок всеобщий, беспорядок везде и всюду, – пишет он, – в обществе, в делах его, в руководящих идеях (которых по тому самому нет), в убеждениях (которых потому тоже нет), в разложении семейного начала … Нравственных идей не имеется, вдруг ни одной не осталось, и, главное, что как будто их никогда и не было» [9]. Как будто о нашем времени написан его роман «Идиот». Это книга переживаний о мире, где все настолько потеряли представление о христианской любви и святости, что любящий «положительно прекрасный человек» выглядит идиотом. С утратой общих идеалов семья разрушается. Такие понятия, как супружество, отцовство, материнство, детство, духовно опустошаются, становятся лишь правовыми категориями и терминами. Отношения в семье нередко строятся не на духовно-нравственной основе, а на формальных связях, закрепленных юридическими документами вроде брачного контракта, гражданско-правового договора, наследственного права. Если нет духовной опоры, скрепляющей семейный очаг, то семья становится ненадежной, зыбкой, «случайным семейством», по определению писателя.

Достоевский был убежден, что поглощенность человека исключительно материальными интересами, подкрепленная установлениями многочисленных законов, рост индивидуализма и катастрофический распад личности при утрате высших нравственных идеалов приведут человечество к краху. Он показывает, что есть другой путь – жизнь по Закону Божьему, по Евангельским заповедям Христа [10], исполнение которых позволит человеку наполнить смыслом историю и достичь идеала соборного единства в Боге – Царства Небесного. Высказывая свои идеи, писатель старался не нарушить свободу человека, он понимал, что человек должен дойти до истины самостоятельно, чтобы она стала результатом его собственного внутреннего духовного делания [11].

В духовном перерождении и возрождении человека писатель видел содержание и цель исторического процесса, и смысл земной жизни [12]. Он был уверен, что возрождение каждого человека, а через это и всего окружающего мира, невозможно без Бога. «Зло эгоистического себялюбия так проникает всю природу падшего человека, что для избавления от него нужна такая тесная связь природы Христа и мира, чтобы благодатная сила Христа сочеталась с силою человека, свободно и любовно стремящегося к добру, и совместно с ним осуществляла преображение человека» [13]. Человек без Бога, по утверждению Достоевского, превращается в беса. Отвержение веры во Христа, гордыня, своеволие и сладострастие приводят человека к бунту против Творца и всего мироустройства и неизбежно к совершению преступления.

Но если значение веры в Бога так велико, то какой она должна быть? Для Феодора Михайловича вера во Христа не должна быть формально-показной, а действенной и живой. Алёша Карамазов, стремясь исполнить призыв Христа: «Раздай всё и иди за Мной» (Мф. 12, 21), говорит: «Не могу я отдать вместо «всего» два рубля, а вместо «иди за Мной» ходить лишь к обедне» [14]. Вера подразумевает не статичность, не закостенелость сердца, а нелегкую постоянную духовную работу над самим собой. Через героев своих произведений Достоевский призывает к покаянию, смирению, прощению друг друга: «Смири свою гордость, гордый человек, поработай на ниве, праздный человек, а главное, люби других как себя!» [15]. Писатель показывает, что смирением человек не унижается (Притч. 29, 23), а, напротив, постигает свою сущность и вообще человека, поскольку смирение есть тот свет, благодаря которому человек видит себя таким, каким он является на самом деле.

Индивидуальный духовный подвиг, по мнению Достоевского, становится необходимой составляющей общеисторического прогресса, а конечная цель духовного делания личности – это уподобление Христу. Он очень хотел, чтобы человек увидел красоту чистой человеческой души, и убежденно говорил, что потому и грешит человек, потому и зол он часто, и дурен, что не видит своей подлинной красоты, не видит своей настоящей души. Именно об этой красоте, представшей духовно очищенному взору человека, говорил Достоевский, когда утверждал, что «красотою спасется мир». Это спасение, по его убеждению, возможно только во Христе, в Православии, в Церкви [16], ибо Христос для него и есть воплощенная совершенная Красота [17].

Писатель сознавал, как сложно человеку оставаться на твердых нравственных началах в условиях секуляризации общества, когда преобладает чрезвычайная морально-психологическая подвижность, разрушаются мировоззренческие основы, негативно воздействующие на все сферы жизни человека и общества – на семейную жизнь, общественные установления, государственные институты. Предлагая выход из создавшегося положения, Достоевский выводит свою христианско-социальную формулу и призывает всех современников: усовершенствуйтесь до идеала Иисуса Христа, и вы получите гармоничное общество, без бедных и богатых, без социальной розни и классовой ненависти, общество, в котором каждый каждому – друг, товарищ и брат. Такова его программа переустройства мира и общества.

Феодор Михайлович Достоевский для многих, ищущих истинный смысл жизни, открыл тайну о Боге и человеке, явился духовным ориентиром на пути к вере. Все его великие романы от «Преступления и наказания» до «Братьев Карамазовых» – христоцентричны и вероисповедны. Главные положительные герои его произведений, начиная с Сони Мармеладовой и князя Мышкина и заканчивая старцем Зосимой и Алешей Карамазовым, это живое воплощение евангельской веры, евангельской надежды и евангельской любви. Сила Достоевского состоит в том, что он своим творчеством показал, что без Бога невозможно духовное преображение человека, а следовательно, и всего мира. Только вера в Бога может являться гарантом нравственного выживания как каждого человека в отдельности, так и всего человечества в целом.

Статья опубликована в журнале «Тамбовские епархиальные ведомости», № 5, 2011.

Список использованной литературы:

  1. Фудель С.И. Собрание сочинений. Т. 3 // Наследство Достоевского. М., 2005.
  2. Достоевский Ф.М. Собрание сочинений в 4-х томах. Т. IV. М.: Полиграфресурсы, 1999.
  3. Лосский Н. Достоевский и его христианское миропонимание. Нью-Йорк: Издательство им. Чехова, 1953.
  4. Достоевский Ф.М. Дневник писателя. М.: Современник, 1989.
  5. Достоевский Ф.М. Собрание сочинений в 4-х томах. Т. II. М.: Полиграфресурсы, 1999.
  6. Селезнев Ю. Достоевский. М.: Молодая гвардия, 1981.
  7. Николай Бердяев. Миросозерцание Достоевского. http://www.magister.msk.ru/library/philos/berdyaev/berdn008.htm
  8. Достоевский Ф.М. Полное собрание сочинений: В XXX томах. Т. XVI. Л.: Наука, 1972 – 1990.
  9. Достоевский Ф.М. Братья Карамазовы. М.: Правда, 1991.
  10. Антоний (Храповицкий), митр. Пастырское изучение людей и жизни по сочинениям Ф.М. Достоевского // Ф.М. Достоевский и Православие. М., 1997.
  11. Гачева А.Г. Философия истории Ф.М. Достоевского в контексте русской философской мысли XIX-XX вв. // «Русская словесность». № 5. 2002.
  12. Лосский Н.О. Достоевский и его христианское миропонимание // Лосский Н.О. Бог и мировое зло. М., 1994.
  13. Собрание сочинений Достоевского / Лучшие: Юбилейное (25 лет со дня смерти) / Под ред. А.Г. Достоевской. М.: Просвещение, в XXIII тт. Т. XIII, 1914.
  14.  Русские мыслители и Европа. Париж, 1995.

[1] Фудель С.И. Собрание сочинений. Т. 3 / Наследство Достоевского. М., 2005. С. 8-10.
[2] Достоевский Ф.М. Собрание сочинений в 4-х томах. Т. IV. М.: Полиграфресурсы, 1999. С. 592.
[3] Лосский Н. Достоевский и его христианское миропонимание. Нью-Йорк, 1953. С. 164-165.
[4] Достоевский Ф.М. Дневник писателя. М.: Современник, 1989. С. 351.
[5] Достоевский Ф.М. Собрание сочинений в 4-х томах. Т. II. М.: Полиграфресурсы, 1999. С. 262.
[6] Селезнев Ю. Достоевский. М.: Молодая гвардия, 1981. С. 483.
[7] Николай Бердяев. Миросозерцание Достоевского. http://www.magister.msk.ru/library/philos/berdyaev/berdn008.htm
[8] Достоевский Ф.М. Собрание сочинений в 4-х томах. Т. II. М.: Полиграфресурсы, 1999. С. 523.
[9] Достоевский Ф.М. Полное собрание сочинений: В XXX томах. Т. XVI. Л.: Наука, 1972 – 1990. С. 80-81.
[10] Достоевский Ф.М. Братья Карамазовы. М.: Правда, 1991. С. 399.
[11] Антоний (Храповицкий), митр. Пастырское изучение людей и жизни по сочинениям Ф.М. Достоевского // Ф.М. Достоевский и Православие. М., 1997. С. 74-75.
[12] Гачева А.Г. Философия истории Ф.М. Достоевского в контексте русской философской мысли XIX-XX вв. // «Русская словесность». № 5. 2002. С. 12.
[13] Собрание сочинений Достоевского / Лучшие: Юбилейное (25 лет со дня смерти) / Под ред. А.Г. Достоевской. М.: Изд. «Просвещение», в XXIII тт. Т. XIП., 1914. С. 97.
[14] Достоевский Ф.М. Братья Карамазовы. М.: Правда, 1991. С. 55.
[15] Собрание сочинений Достоевского / Лучшие: Юбилейное (25 лет со дня смерти) / Под ред. А.Г. Достоевской. М.: изд. «Просвещение», в XXIII тт. Т. XIП., 1914. С. 438.
[16] Гачева А.Г. Философия истории Ф.М. Достоевского в контексте русской философской мысли XIX-XX вв. // «Русская словесность». № 5. 2002. С. 187-188.
[17] Русские мыслители и Европа. Париж, 1995. С. 245.

Comments are closed.