Акулина Родина

Память 14 октября

Родилась она задолго до революции, по всей видимости, в селе Раево Моршанского уезда, где у нее жила сестра Агриппина. В молодости Акулина работала горничной в Моршанске у какого-то купца. Вела строго благочестивую жизнь. Совершала паломничества по монастырям, была в Сарове, Почаеве. Посещала старцев. Знал ее отец Григорий Борковский. Он и предсказал ее дальнейшую жизнь, как всегда иносказательно: “Твое ко мне, мое к тебе: отныне не будешь голодной, избранные Бога тебя будут кормить, у нас с тобой по одну сторону полушка по другую кладушка и небесная канцелярия”. Как старец сказал, так все и было в ее жизни. Уже после революции она поселилась в с. Раево. Жила в маленьком домике с тремя окошечками. Внутренняя обстановка состояла из одной коечки, стула и стола. В 20-х годах обновленцы захватили в селе храм и тетя Куля (так называли ее местные жители) перестала ходить в него. Вскоре церковь и совсем закрыли. К концу 30-х годов в уезде уже не осталось ни одной действующей церкви и ни одного священника. Народ остался без храмов и пастырей. Все стал жить по своему разумению, редко вспоминая о Боге.

Началась война. В каждой семье горе, слезы. Куда пойти, к кому обратиться? Многие вернулись к вере, в Боге искали утешения. Но кто теперь научит молиться, где найти человека живущего по заповедям Божиим и способного вразумить и наставить? И вот тут обнаружилась вся сила любви матушки Акулины. По слову старца Григория: “Кого Бог пошлет”, — всех стала принимать. Потянулись к ней люди из окрестных сел: Благодатки, Печин, Песчанки, Кермиси и других. Кого утешит, за кого помолится, кого наставит. Много позже Анастасия Левачева из с. Песчанки вспоминала: “Как тошно станет, с ней поговоришь, она тебе расскажет и полегче становится”.

Стали замечать, что неспроста говорит она иной раз некоторые слова. Самой Анне Бондаренко, она как-то сказала: “Анюта, больше не роди”. “Тетя Куля, а как же?” (у нее уже было трое детей). “Не надоть, больше не роди”. Но не послушалась, родила сына. Любила его больше всех, хороший вырос, красивый, сильный. Забрали его в армию, в десант. Там получил травму, вернулся инвалидом. Устроился работать в клуб (а он располагался в здании бывшей церкви). Не могло сердце парня выдержать поругание святыни, да и издевательства односельчан терпеть было трудно. Облил себя бензином и поджог. Все это предвидела тетя Куля, потому и говорила «не роди».

Другой своей односельчанке она говорила: “Шуба твоя со злом скроена, с лукавствием сшита, а ты иди среди дороги раздень и вынь кость”. Притча оправдалась: женщина эта 12 лет жила с мужем, убежала от него, когда он с топором набросился на нее. Причем убежала, в чем была, почти раздетая.

Замечали, что если помолится матушка — все болезни, какие есть, проходят. Но делала она это так, чтобы никто не подумал, что по ее молитвам, а будто все само собой произошло. Так у Б. из Раево пять лет болел желудок, не могла нормально питаться. Пришла к тете Кули. Та отрезала ломоть ржаного хлеба и сказала: “На вот, теперь все будешь есть”. И действительно с тех пор боли в желудке больше не беспокоили. Другой раз, у Ф.Л. из Альдии заболела жена странной, необычной болезнью: не могла видеть дневного света и поэтому лежала все время под лавкой в темноте. Так продолжалось три года. Когда об этом узнала м. Акулина, то пошла к Ф.Л. на третий день по Пасхе. Заходит в дом и говорит: «Христос Воскрес!». Женщина из-под лавки отвечает: «Воистину Воскрес». Она снова: «Христос Воскрес!». Отвечает: «Воистину Воскрес!» И тут т. Куля говорит: «Вылазий, вылазий из-под лавки, нечего там лежать». Жена Ф.Л., повинуясь, вылезла и с тех пор не боялась света, и болезнь к ней не возвращалась.

В условиях, когда верующие не могли посещать церковь, читать духовные книги, научаться заповедям Божьим, м. Акулина и подобные ей делали все возможное, чтобы люди не забывали о Боге и о своих обязанностях по отношению к Нему. У матушки периодически собирались все те, кто старался жить по вере. Люди не знали их фамилий и отчеств, а только имена: дедушка Иван из Боголюбовки, Степан Старый и Степан Молодой, тетя Дуня Слепая. Собираясь вместе, они служили вечерню, обедницу.

Матушка Акулина тех кто приходил к ней всегда предупреждала: «Не думай, что там (то есть на том свете — прим. сост.) нам ничего не будет, нам там за один язык не ответить». О молитве говорила: «Молись, пока ты молода, а вот старая будешь, к образам подведут, и не будешь знать, что говорить». О спасении: «Со всякой веры придут ко спасению. Никого не надо осуждать». Однажды спросили ее мнение о Семене, который паломничал на Афон, с тем, чтобы узнать полезно для души странствовать или нет. Она ответила: «Он ходил на Афонские горы поклониться, Орлов старик никуда не ходил, помогал вдовам, а Семен пришел к Богу с пустым карманом». О Боге она размышляла так: «На любой навозной кучке — везде Господь. Где не обратись везде Господь».
Учила людей и собственным примером жизни. Ничего не имела: ни имущества, ни денег, ни хозяйства (было только несколько курочек). Жила тем, что люди принесут, и из этого почти все отдавала другим.

О внутренней жизни подвижницы известно мало. Близкие к ней люди рассказывали, что в ночь она делала по 700 поклонов. Постницей была строгой. При высоком росте, обладала полнотой и как-то в шутку пожаловалась: «Вот, Анюта, по трое суток не ем, а все равно полная». Очевидцы рассказывали, что в доме у т. Кули обновлялись иконы, и от них исходило благоухание. Как-то подводя одну из своих посетительниц к такой иконе м. Акулина сказала: «Анюта, крестись, я только этим воздухом и живу». Не раз посещали т. Кулю бесовские силы. Она говорила об этом так: «Вот придет ко мне в красной шапочке, говорит: «Заморожу!» Нет, не заморозишь, не боюсь».

Умерла Акулина Родина в 1953 году на Покров, имея от роду 80 лет. В последние годы жизни не ходила. Похоронили ее на Раевском кладбище.

Comments are closed.