Священномученик протоиерей Феоктист Арсеньевич Хоперсков

Память 12 декабря, прославлен Русской Православной Церковью в 2004 г.

Родился в декабре 1874 года в селе Питим, Рудовского района Тамбовской области, в благочестивой крестьянской семье. Родители его, Арсений и Ариадна, были потомственными крестьянами. У Арсения Хоперского было пять старших братьев, все они со своими семьями жили вместе, как одна семья — 35 человек. Чтобы прокормиться, на земле работали сообща. Женщины готовили еду в печи по очереди, а остальные в это время пряли, ткали холсты, шили сами одежду. Самую тяжелую хозяйственную и полевую работу выполняли мужчины. На своей земле сеяли пшеницу, овес, ячмень, гречиху, горох, подсолнухи и прочее, целыми месяцами жили в поле, пропалывая и ухаживая за посевами. Эта большая дружная семья представляла собой крестьянскую общину, которая, кроме трудов праведных, никогда не забывала молитву, пост и храм Божий. Однако из пяти братьев ближе всех к церкви был Арсений. Он в течение многих лет служил псаломщиком в церкви своего родного села Питим.

В декабре 1874 года у Арсения и Ариадны Хоперских родился их первый и единственный сын, которому они дали имя Феоктист — в честь святителя, архиепископа Новгородского, память которого церковь совершает 23 декабря (5 января по н. ст.).

С малых лет Феоктист посещал с родителями храм Божий, а его отец, со временем, начал обучать сына богослужебному уставу и послушанию псаломщика.
Настоятелем Питимской церкви в то время был священник Петр Рождественский, который уже много лет служил в этом приходе. Один из сыновей о. Петра — священномученик Евсевий (Рождественский), архиепископ Шадринский, в миру носивший имя Евгений.

Феоктист и Евгений были знакомы и дружны с детства, так как их отцы долгое время служили вместе в Питимской церкви. Оба они остались верны тому пути, который избрали по примеру своих отцов, оба сподобились венцов мученических. Архиепископ Шадринский Евсевий (Рождественский) был расстрелян 23 октября (5 ноября н. ст.) 1937 года в Новосибирске. Этой же участи сподобился и Феоктист Хоперсков в г. Рязани, будучи уже в священном сане.

Когда Феоктист достиг возраста зрелости, то встал вопрос о его дальнейшей судьбе и учебе. Родители хотели, чтобы он выучился на врача или учителя, но он ответил родителям: «Меня очень тянет в храм и больше никуда».

В 1900 году Феоктист женился на смиренной девушке из глубоко верующей семьи соседнего села Липовка — Евдокии Григорьевне Семиной. В течении первых двух лет совместной жизни Господь даровал им двух детей — сына и дочь. С 1903 по 1906 годы Феоктист обучался в Тамбовском духовном миссионерском училище. Отец его, будучи уже преклонного возраста, с трудом исполнял в церкви обязанности псаломщика, и Феоктист стал на его место. Он пробыл регентом — псаломщиком в Питимской церкви с 1906 по 1928 годы. Послушание Феоктиста в родном храме прерывалось в 1915 — 1917 годах, во время Первой мировой войны, когда он служил в рядах русской армии, в качестве писаря ротной канцелярии.

В 1922 году семья Феоктиста и Евдокии Хоперских состояла уже из 9 детей и его престарелых родителей. Чтобы прокормить семью, Феоктист вел свое крестьянское хозяйство, в котором имелись лошадь, корова и сельскохозяйственный инвентарь, необходимый для обработки нескольких гектаров земли, которые он имел в аренде.

Прихожане Питимской церкви очень любили своего регента — псаломщика за его доброе и отзывчивое к ним отношение. Он умел выслушать каждого обращающегося и дать исчерпывающий ответ на многие вопросы. Сказалось образование, полученное в миссионерском училище и его природная любовь к познанию и чтению духовной литературы.

Его стараниями в церкви было введено общенародное пение за богослужениями, тогда как клирос, задавая тон, пел по нотам. Его супруга Евдокия постоянно присутствовала на богослужениях вместе со всеми их детьми.

Феоктист, будучи псаломщиком, продолжал свое духовное образование, заочно обучаясь в Московской духовной семинарии, которая в то время была насильно перемещена из Сергиева Посада в Москву, где с трудом продолжала свою деятельность, размещаясь в нескольких помещениях в разных концах города. Из Москвы Феоктист привозил много духовной литературы и икон для своего родного храма.

В 1928 году священномучеником Вассианом (Пятницким), епископом Козловским (с 9.04.1930 г. — архиепископ Тамбовский и Шацкий) псаломщик Феоктист Арсеньевич Хоперсков был рукоположен сначала во диакона, а затем и во священника к церкви своего родного села Питим. Прихожане были очень рады этому назначению.

Однако вскоре отец Феоктист разделил участь многих пострадавших в те кровавые годы. В сельской местности шел процесс раскулачивания, с целью загнать в колхозы крестьян, ставших неимущими. Имеющий лошадь уже считался середняком и подлежал раскулачиванию. В 1930 году за несдачу «твердого задания», иначе сказать — непомерных налогов, отец Феоктист был раскулачен и его небольшое крестьянское хозяйство было полностью изъято. Однако первоначально власти предложили ему компромисс. Они обещали оставить нетронутым его хозяйство, но взамен этого о. Феоктист должен был согласиться работать учителем в школе, и кроме обучения детей грамоте, вести уроки атеизма, на что отец Феоктист ответил: «Я очень люблю детей, но против Бога их учить не буду. Это даже страшно слышать».

После этого весной 1930 года церковь села Питим была закрыта за невыполнение «твердого задания», а ее настоятель священник Феоктист Хоперсков был арестован и сначала посажен со старшим сыном Сергеем в амбар, служивший власти тюрьмой. Знаменательны слова, сказанные отцом Феоктистом своей дочери Анне, когда она однажды тайком его проведывала: «Детки мои милые, не плачьте, молитесь на храм и просите у Спасителя помощи, пришло такое смутное время, ничего не поделаешь, надо все терпеть!»

С 1930 по 1933 годы отец Феоктист находился в ссылке в Сибири. По возвращении из ссылки в родное село он остановился у старшей дочери Евдокии на ночлег. Но в первую же ночь его вновь арестовали. Однако помог сын одного из его бывших прихожан, который выпустил отца Феоктиста.
Помолившись, батюшка отправился в Рязань к священномученику Иувеналию (Масловскому), архиепископу Рязанскому и Касимовскому, который, сам уже пройдя неоднократные аресты и заключения, а также Соловецкое заточение, милостиво принимал гонимое в то время духовенство и старался определить его на приходы.

Указом Управляющего Рязанской епархией отец Феоктист был возведен в сан протоиерея и назначен настоятелем Сергиевской церкви села Боровок, Ново — Деревенского района Рязанской области, в пяти километрах от поселка Александро — Невский. Здесь протоиерей Феоктист Хоперсков совершал свое пастырское служение с 1933 по 1937 годы. Все это время Божественная литургия и вечерние службы в Сергиевском храме совершались ежедневно. В ответ на жестокие и кровавые гонения отец Феоктист усилил свой молитвенный подвиг. Однако безбожные власти не унимались, налагали на еще действующие храмы непосильные налоги, в случае неуплаты которых арестовывали священников и закрывали храмы. Такая же участь ожидала и Сергиевский храм. Зная, что уже определена дата его ареста, отец Феоктист тайком побывал у себя на родине в селе Питим Тамбовской области, последний раз увиделся с супругой и детьми, простился с ними и вновь вернулся на свой приход в село Боровок, продолжив ежедневное служение в храме.

12 декабря 1937 года протоиерей Феоктист Хоперсков был арестован, обвинен в антисоветской и контрреволюционной деятельности по ст. 58 и отправлен в рязанскую тюрьму. Никаких вещественных доказательств по делу не было. Все обвинения, выдвинутые следствием отцу Феоктисту, он категорически отверг. Несмотря на это, постановлением тройки УНКВД по Рязанской области от 26 декабря 1937 года он был приговорен к расстрелу. Приговор был приведен в исполнение 10 января (28 декабря ст.ст.) 1938 г. в г. Рязани. Место захоронения протоиерея Феоктиста временно неизвестно.

Протоиерей Феоктист Хоперсков реабилитирован Прокуратурой Рязанской области 12 июня 1989 года.

Определением Священного Синода Русской Православной Церкви от 1 октября 2004 года протоиерей Феоктист Хоперсков прославлен в лике святых и включен в Собор новомучеников и исповедников Российских XX века, как священномученик для общецерковного почитания.

Comments are closed.