Иеромонах Августин

Иеромонах Августин (в миру Авдей Ефимов) родился в 1799 году и по происхождению своему принадлежал к духовному сословию. С детских лет он стремился к монашеской жизни, однако различные обстоятельства долго препятствовали ему в осуществлении этого желания. Некоторое время Авдей учился в Тамбовской духовной семинарии, но материальные затруднения вынудили его, воспитанника риторического класса, оставить учебу. После вступления в брак, его рукоположили во диаконы к церкви села Русаново Борисоглебской округи.

Смерть супруги разорвала его связи с внешним миром, и он тотчас осуществляет свою детскую мечту — в 1842 году поступает в Иоанно-Предтеченский Трегуляев монастырь. Только через четыре года его постригают в монашество с именем Августин, а в 1854 году он становится иеромонахом.

По близкому расположению к городу, Трегуляев монастырь часто принимал паломников-мирян, которые иной раз жили подолгу. Многие из них, ища духовного руководства, обращались к иеромонаху Августину, видя в нем опытного проводника на пути христианского делания и спасения души. Нелегкое бремя пастырских обязанностей о.Августин нес с достоинством, сознавая великую ответственность, возложенную на него. Число его духовных чад возрастало, а вместе с тем умалялось то, что он искал с раннего возраста — уединение. Да и настоятель с братией все больше выражали недовольство тем, что порядок обители нарушается постоянным присутствием почитателей старца. Иеромонах Августин решает удалиться в пустынь. В трех верстах от монастыря, среди лесной чащи, в лощине, он вырыл себе пещерку, а рядом с ней колодец. Здесь он и жил, предаваясь подвигам поста и молитвы. Но невозможно было сокрыть этот «светильник, горящий и светящий», при свете которого многие «хотели малое время порадоваться» (Иоанн. 5,35).

Слава о подвижнике Трегуляевского леса стала распространяться, сюда потянулись вереницы людей. Настоятель монастыря архимандрит Никодим, завидуя славе старца, запретил ему жить в пещере. Иеромонах Августин со смирением принял это повеление и вернулся в обитель. На его просьбы о возвращении в пустыньку следовал неизменный отказ. Все же о.Августин иногда тайно посещал пещерку для уединенной молитвы. Узнав об этом, архимандрит в наказание отправил иеромонаха Августина «в черные работы» на год в Санаксарский монастырь. Через год ссыльный вернулся с отзывом: «Такого старца беспокоить ни в коем случае не следует». После этого о. Августин оставался на жительстве в Трегуляевской обители, исполняя священническую череду и по прежнему тайно посещая свою пустыньку. Противодействие настоятеля не прекратилось: время от времени он присылал рабочих для разрушения пещерки, так что иеромонаху Августину приходилось ни один раз восстанавливать место своих подвигов. Архимандрит Никодим был человеком не монашеского духа и не понимал подвижника. Прожив с таким старцем в одной обители 30 лет он, когда его спрашивали каково ему в монастыре, отвечал: «Скучно, не с кем поговорить. Ни одного умного человека нет».

Строго исполняя монашеские обеты, старец Августин был совершенно нестяжателен. Все деньги, которые к нему попадали, он сразу же раздавал нуждающимся. После смерти у него не нашли ни копейки. Он всегда готов был прийти на помощь любому, часто отдавая все, что у него было. Особенно старался утешить молодых иноков, которые, не выдерживая искушений, собирались покинуть монастырь. Часто те, кого о.Августин предостерег от опрометчивого шага, становились достойными своего монашеского звания, идя трудным путем высокой духовной жизни. Правда, встречались и такие, что пользовались простотой о. Августина, стремясь получить от него что-либо, но он не позволял чувству обиды овладеть собой.

Всякий раз при чередном служении, о. Августин служил молебен с акафистом перед иконой Божией Матери «Скоропослушница», которую он получил с Афона. Позже, уже после его смерти, находившиеся в скорбях и бедах, обращаясь с усердной молитвой к Богоматери именно перед этим образом, получали скорую помощь. Образ стали чтить как чудотворный.

Господь сподобил верного раба Своего дара прозорливости и духовного рассуждения, о чем свидетельствовали многие. Так, насельнице Кирсановского Тихвино-Богородицкого монастыря Софии, до поступления в обитель сильно желавшей выйти замуж, старец предсказал монашество, что и исполнилось.

Кончина старца последовала в 1883 году. Место подвигов иеромонаха Августина — пустынька — оказалось заброшенным. Только спустя несколько лет на средства купчихи Малаховой, духовной дочери старца, на могиле его установили крест. В годы гонений Трегуляевский монастырь и его некрополь полностью разрушили, но по слову Священного Писания, «память праведника пребудет благословенна» (Притчи. 10,7).

Comments are closed.