Священномученик протоиерей Михаил Константинович Богословский

Память 28 марта, прославлен Русской Православной Церковью в 2000 г.

Родился 5 сентября 1883 г. в с. Сошки. Липецкий уезда Тамбовской губернии в семье армейского писаря. По стопам отца не пошел, какое-то личное потрясение развернуло его душу к Церкви и он избрал духовный путь. Учился в Таврической Духовной Семинарии. По окончании Семинарии поступил в Санкт-Петербургскую Духовную Академию, которую окончил в 1909 г. со степенью кандидата богословия.
В учебе Михаил Константинович был прилежный и старательный, отличался успехами, собранностью и сосредоточенностью. Уже во время учебы стал проявляться его аскетизм и сдержанность во всем. По воспоминаниям соучеников, молитвенный настрой был характерной его чертой.

После окончания Академии был послан преподавать в Таврическую Духовную Семинарию (Таврическая губ., г. Симферополь) и преподавал вплоть до ее закрытия 4 июля 1921 г. Михаил Константинович принял решение стать священником в то время, когда новая власть начала закрывать церкви и объявлять ее служителей вне закона. В 1921 г. архиепископом Никодимом (Кротковым) рукоположен в иерея.

С 1921 по 1924 г. служил в Вознесенском соборе г. Бердянска. Прихожане любили своего пастыря, и он отвечал им любовью на любовь, отеческим вниманием и заботой, молитвой и добрыми делами объединял свою паству. Проповеди говорил просто, доступно каждому, даже простому и малообразованному человеку. Но в то же время в его словах была скрыта несомненная духовная мудрость, способная удовлетворить и напитать собою образованных и взыскательных прихожан. Как правило, о. Михаил говорил о тех опасностях, которые проистекали от раскольников и обновленцев. За духовным советом люди ходили только к о. Михаилу. Его мнение ценилось очень высоко, и к нему прислушивались все небезразличные к духовной жизни, как священники, так и миряне. Внутренне собранный, аскетичный, строгий к себе и милостивый ко всем приходящим, он внушал доверие и любовь. В начале 1920-х годов о. Михаил нередко принимал участие в популярных в то время диспутах на религиозные темы, которые, благодаря его философской о богословской эрудиции, а также проповедническому дару, неоднократно заканчивались посрамлением малограмотных агитаторов. Это помогало простым людям правильно разобраться в сложной церковной ситуации тех лет. За свою проповедническую деятельность о. Михаил был впервые арестован в 1924 г. Но гонители под давлением православных, не найдя достаточных обвинений, отпустили пастыря.

До 1937 г. служил в сане протоиерея в Покровской церкви г. Бердянск. К 1937 г. все храмы в Бердянске, кроме Покровского, в котором собирались все оставшиеся в городе священники и верующие, были закрыты. Для безбожной власти этот храм представлялся оплотом религиозности. Власти поэтому решили закрыть и этот храм. Видя опасность, православные священники вместе с благочинным о. Виктором Кирановым и о. Михаилом решили действовать и сделать все возможное, чтобы предотвратить закрытие храма. В течение недели о. Михаил и другие священники ходили по домам верующих и готовили их к приходскому собранию, намеченному на второй день Рождества 1937 г. Все делалось тайно с великой предосторожностью. 8 января 1937 г. после Божественной Литургии открылось приходское собрание, на котором оказалось, по свидетельству очевидцев, до четырех тысяч человек — неслыханно много для испуганных людей маленького города. Представители горисполкома, присутствовавшие на собрании, были немало удивлены и смущены, что после стольких лет гонений и запретов настолько жива вера в людях и более того, есть решимость бороться за свои храмы.

Отец Михаил был арестован в 1937 г. в г. Бердянск за «антисоветскую агитацию». Начался крестный путь священника. Вначале о. Михаила обвинили в том, что он, как пособник империализма, кому-то поручил отравить колодцы в городе в день выборов и «выдавал им яд». Другой священник, оказавшийся на допросах вместе с о. Михаилом, вспоминал о перенесенных экзекуциях: «Сперва отборная, пересыпанная матерщиной ругня, затем толчки, удары до грыжи, а затем бессонная стойка днем и ночью в течении нескольких суток…» О. Михаилу, желая поглумиться над ним, выбрили на голове крест. Во время допросов о. Михаил сосредоточенно молился, осеняя себя крестным знамением. В течении полутора лет дело священника пересылалось из одной инстанции в другую. Виновным себя не признал.

29 октября 1939 г. по «делу протоиерея Виктора Киранова и др., г. Бердянск, 1937-1939 г.» он был осужден тройкой при УНКВД по Днепропетровской обл. по ст. 58-10-11 УК РСФСР на 5 лет ИТЛ. Обвинение: «антисоветская контрреволюционная деятельность и антисоветская и антиколхозная агитация». С 1937 г. по 28 ноября 1939 г. находился в Днепропетровской обл., г. Запорожье, спецотделение НКВД. О мере пресечения о. Михаилу было сообщено приватно. Кротко, с подлинным христианским смирением воспринял он наказание за несодеянное преступление.

До 28 марта 1940 г. находился в Красноярском крае, г. Канск, Краслаг НКВД. О его удивительном смиренном поведении в лагере до нас дошло воспоминание очевидицы Т.А. Казычкиной, бывшей прихожанки храма, попавшей с о. Михаилом в один лагерь. Она рассказала: «Некий блатной садист, издевался над о. Михаилом, вырывал по волоску брови, бороду, ресницы… Когда надзиратель, повидавший много в своей жизни, увидел о. Михаила после этой экзекуции, ужаснулся, потребовал назвать имя садиста. Но о. Михаил отказался указать на своего мучителя. Все это приобрело драматический характер. Смирение и кротость о. Михаила настолько поразили блатного садиста, что он тайно пришел к нему и коленопреклоненно со слезами просил прощения».

Священник о. Михаил Богословский скончался на руках о. Виктора Киранова, очевидца лагерных молитв, страданий и подвигов Христова избранника в 8 часов 30 минут 28 марта 1940 г. в Краслаге НКВД, недалеко от Канска .

Comments are closed.